«Это призвание и ответственность»: дальнобойщик ответил на самые популярные вопросы о своей работе

«Это призвание и ответственность»: дальнобойщик ответил на самые популярные вопросы о своей работе

О чем мечтают дальнобойщики? Сколько они зарабатывают? Где спят, чем питаются, что делают, если встречаются с бандитами и как относятся к одноименному сериалу? Опытный водитель отвечает на эти и другие вопросы и раскрывает изнанку своей профессии.

Ведущий радиопередачи «Изнанка» Алексей Нарышкин побеседовал с профессиональным водителем большегруза и узнал практически всё о его сложной и интересной работе.

Сегодня в нашей студии Николай, дальнобойщик с многолетним стажем. Поехали. Какое оружие с собой возит дальнобойщик? Давайте я вам помогу и варианты предложу. Монтировка, бита…

― Монтировка.

Достаточно?

― Достаточно. Монтировка, она такая удлиненная, не то, что такая коротенькая, как на легковых машинах, вы же представляете, чтобы открутить большое грузовое колесо размером 22,5, внутренний диаметр колеса, она где-то метра полтора длинной.

Это оружие, если мы говорим о монтировке как об оружии, приходилось ли вам использовать?

― Нет, слава богу. Так, помахать для вида приходилось, подействовало.

В чем главная опасность профессии дальнобойщика? Если это не криминалитет, то, условно говоря, где-то поломка на глухой трассе и все?

― Это стараешься перед рейсом предусмотреть. Ты же знаешь всю машину, регулярно проводишь техническое обслуживание, здесь уже не экономишь, если ты знаешь, что по регламенту надо, например, менять ремень охлаждения на двигателе, то лучше поменять. Если ты его не поменяешь, то ты будешь его менять в дороге в морозе. И, конечно, опасность во внимании. Нужно учитывать дорожную обстановку, потому что дорога непредсказуемая.

В чем и заключается профессионализм водителя – не просто крутить баранку, а думать, что там за поворотом.

Удобно ли спать в машине? И как вообще дальнобойщики спят?

― Машины сейчас очень современные и комфортабельные, у всех стоят отопители. На некоторых – даже жидкостные и воздушные, какую тебе надо температуру задаешь и спишь спокойно. Спят водитель в спальнике. Есть машины с одним спальником, есть с двумя – все в зависимости от модификации кабины. Но ночью ты на наших дорогах иногда не поспишь – все равно какая-то тряска есть.

А как обычно это выглядит? Вот вы едете в одиночестве по трассе, у вас нет напарника. Вот как вы для себя определяете, что пора уже на боковую?

― Выезжаешь желательно пораньше, часиков в шесть-пять утра, чтобы адаптироваться к сибирскому времени, разница между Иркутском и Москвой – пять часов. И ты потихоньку начинаешь в пять, потом в четыре вставать. И это время начинает компенсироваться, потому что в Башкирии уже минут два часа, Омск – три. И так пошло. Красноярск – четыре, Иркутск – пять. И в Иркутск ты приезжаешь, ты уже адаптировался ко времени, все это легко проходит.

Дальнобойщики спят ночью?

― Да. Нормальные водители спят, потому что это – жизнь, это – работа, она постоянно, каждый день. Если ты будешь не спать, ездить ночами, то ты быстро измотаешься.

Сколько надо во время такой рабочей поездки поспать, чтобы прийти в чувство?

― Восемь часов.

Вопрос, который меня давно мучает. Проститутки на трассах, насколько их услуги востребованы среди ваших коллег?

― Вы же понимаете, все, как говорится, люди разные. Они на дорогах редко стоят, они, в основном, сейчас работают на стоянках. Когда едешь, чувствуешь, что ты устал, ты всегда заезжаешь на платную стоянку. Деньги небольшие берут, от 100 до 200 рублей за ночь.

Мы про стоянку, не про проституток?

― Да. Про стоянку. И ты пользуешься всем, прекрасное кафе, баня, душ, все, что хочешь. И все это с горячей водой. И при этих стоянках работают проститутки, предлагают свои услуги отдыха, как они это называют.

Вы сами к этому нормально относитесь, к тому, что ваш коллега едет…

― Это – его дело. Вы же понимаете, на дороге, если ты идешь с грузом, пока ты будешь отдыхать с этой барышней легкого поведения, подойдут у тебя и сзади фуру откроют.

Было такое?

― Было. Вот и подумаешь – или отдыхай, или смотри за пломбой.

Удается ли вам, вашим коллегам семьи заводить, насколько эти семьи прочны? В моем представлении дальнобойщик – это как капитан дальнего плавания, ты раз в два месяца появляешься дома, привозишь сынишке какие-нибудь игрушки из зарубежья, если это – поездка в какую-то другую страну. Поиграл чуть-чуть, поцеловал жену в макушку и поехал дальше.

― Нет. Для этого и существует напарник. Существует много схем для работы. Например, три водителя на двух машинах. Двое работают, один сидит дома отдыхает. Делает свои дела, семейные, потому что их накапливается очень много.

То есть, это работа посменная обязательно?

― Нет. Можешь переехать. Вы поймите, это – каждодневный, тяжёлый, напряженный труд. Вот вы, наверное, замечали, как работают машинисты в метро? Вот они проехали сколько-то станций, они ходят, чтобы не дай бог не проехать станцию, чтобы была какая-то разрядка. То же самое и у водителя-дальнобойщика.

Вы женаты?

― Да.

Как женам… Тут, конечно, вашу супругу надо позвать, конечно. Как женам удается мужей долго ждать из рейса?

― Легко, просто. Она все понимает, она знает, что я люблю эту профессию, люблю свою жену. Не знаю, как у других, но у меня семейных проблем нет.

Я это к чему говорю, просто такой образ дальнобойщика, капитана дальнего плавания, может быть, он в каких-то анекдотах часто муссируется, что вернулся капитан дальнего плавания, заходит, а там жена с любовником.

― Там немного не так. «Сидит летчик, капитан дальнего плавания и дальнобойщик. Спрашивают летчика: «Как тебя жена встречает?». «Ну, пролетаю над домом, крылом махнул, она мне платочком». «А ты, моряк?». «Захожу в порт, три длинных гудка – меня встречают». «А дальнобойщик как?». «А я захожу домой с монтажкой, еще ни один не ушел».

Предлагали ли вам возить контрабанду?

― Нет. Я отказывался.

Что это было?

― Обычная контрабанда с завышением веса. Если, например, по документам у тебя 20 тонн, загрузи 25. И то контрабанда. За границу ты не поедешь, иначе там тебе сразу наручники оденут. В лихие 90-е у меня был рейс на Монголию, мы везли шоколад «Марс», 20 тонн, фабрика больше не отпускает. Очень такие коррумпированные в Татарстане перед Казанью, там весовой контроль, весы. И вот инспектор на весах говорит: «О, дорогой, у тебя 25 тонн». «Как, ты о чем говоришь? Вот документы, 20 тонн. Вес машины – 18 тонн. 38 тонн». «Нет, давай на штрафстоянку». Хорошо, давай… Если я встал на штрафстоянку, я-то ему уже мешаю, что я здесь стою. Я по клиентам, по хозяину, начинаю кнопки набирать. Утром приходит начальник, говорит: «Какого хрена вы его держите?». То есть, доят денежки немножко.

Есть ли у дальнобойщиков «крыша» или это все осталось в 90-х?

― Сейчас уже все поделено, каждый участок дороги кем-то контролируется.

А кем? Транспортные компании или…

― Человек выкупил участок дороги или в аренду взял, ту же самую стоянку… Чтобы проблем не было, чтобы у тебя ничего не украли – аккумулятор, запасное колеса, всегда заезжаешь на платную стоянку и стоишь. Туда никто не сунется. А когда ты стоишь на обочине, кто-то может постучать в дверь, что надо поделиться деньгами… начинаешь разбираться.

О какой машине мечтает дальнобойщик?

― О мощной и комфортабельной. Их всего семь, ведущих производителей. На шести я ездил. Они все одинаковые. Единственный недостаток – это эргономика. Например, возьмем MAN, сидишь, оформляешь документы. Тебе надо свет, а он тебе прям в лицо бьет… Если там на Скании или Мерседесе он падает на документы.

Или сидишь при управлении, ручка от двери трет тебе коленку. Раскинулся, едешь… Сиденье на пневмоподвеске, на пневмобаллонах, очень комфортабельное, не устаешь. И там трет, тут трет, кнопку бы по-другому поставил. А так они все одинаковые.

Слушайте, а такие большие американские машины с вытянутыми мордами, «капотные», это просто какие-то понты? Практического какого-то смысла нет в них?

― Вы понимаете, где-то есть плюс, а где-то минус. Конечно, мое мнение. Европа намного выше таких машин. Но они хороши просторной кабиной… Сзади ты везешь с собой квартиру, будем так говорить. Там все есть внутри.

Расскажите, пожалуйста, что внутри вообще есть. Вот вы же говорите сейчас про кабину? Вот хорошая…

― Хороший спальник, холодильник большой. Печь-СВЧ, телевизор. В европейской машине только холодильник. К сожалению, размеры не позволяют. Американская машина не может работать на европейском рынке, там другие размеры.

Возвращаясь к теме со сном. Спят дальнобойщики обязательно в машине?

― Если я гоню самосвал, в самосвале спать негде. То есть, я иду в гостиницу, мне это все оплачивается, я приложу к отчету. И все это мой руководитель принимает к отчету. Он сам прекрасно понимает, в самосвале короткая кабина, он должен работать 24 часа в сутки, там не поспишь.

Коль скоро вы говорите про кабину как про квартиру. Как дальнобойщики ходят в туалет?

― Останавливаются и вперед.

Специальных приспособлений…

― Нет. Сейчас, конечно, тяжело… Знаете, едешь по Сибири, и тебе прихватило. Ну, что делать? Стелешь газетку между прицепом и тягачом… Чтобы потом свое добро вытащить, иначе заднее колесо растащит все по кузову. И потом эту газетку… Снега по мама не балуйся, куда ты пойдешь?

Какая жуть… Что звучит в машине у дальнобойщика? Кроме рева мотора.

― Обычно это на вкус человека. Вот сейчас я воду вожу, приезжает мой бригадир. А у него там на всю ивановскую рок. «Сань, ты… уши заболят». Но ему нравится. Каждому свое. И, конечно, все время слушаешь новости. Что в стране творится, что произошло.

То есть, по музыкальным вкусам дальнобойщики разные?

― На вкус и цвет товарища нет. Все, что хочешь. Особенно у молодых ребят.

Кстати, «молодой дальнобойщик» — это с какого возраста?

― С 24, с 24 лет. Конечно, сейчас уже другая молодежь пошла, она уже сейчас, если мы по старинке сами в мотор ныряли, сейчас они уже нет. А сейчас и не полезешь, сейчас кругом электроника.

Как вы относитесь к сериалу «Дальнобойщики»?

― Хорошо. Интересно, весело. Много, конечно, небылиц, но это – кино. Я понимаю, что зрителю это интересно. Но очень много небылиц.

Но не обидных?

Нет. Веселый фильм, режиссер молодец, артисты хорошие, талантливые.

Какой груз возить престижно, а какой «зашкварно», как принято сейчас говорить?

― Вы знаете, без разницы, что возить. У тебя есть ставка, за нее платят деньги. И вперед. Единственное, конечно, тяжеловато возить мебель. Тут уже смотришь, прокладываешь лишний картон, чтобы борта не терлись… Ведь разный бывает срок работы, у кого-то может быть тент старенький, чтобы не замочить груз… Конечное, самое простое, если тебе там загрузили шкуры крупного рогатого скота, которые здорово идут в Испании, Италии, Португалии, там то же самое. Дрова, доски. Мы же из России везем в основном только сырье.

В Австрию мотоцикл «Днепр» вез, валы с Ивантеевки в Италию. И в Медведково пианино. А в основном – торф, шкуры, металл, макулатура, сырье.

Все это довольно просто возить? Загрузили и вперед?

― Доски только крепишь ремнями, чтобы они не разъехались.

Это – ответственность дальнобойщика? Просто вы сказали про картонки…

― Ты еще смотришь, чтобы перегруза не было, чтобы по осям на весах ты проходил. Потому что въезжаешь в страну, ты проходишь обязательно весовой контроль.

Самый опасный груз? Возят бензин. Мне кажется, всегда такая жуть, особенно, если в аварию попадаешь.

― Вы знаете, я не работал на наливных материалах, бензин не возил. Как они там справляются – не знаю. Ассоциация автомобильных перевозчиков в Москве проводит учебные курсы, водитель ходит, занимается месяц, по-моему, ему дают документы, что он прошел обучение.

Где самые хорошие дороги?

― Конечно, на Западе. Отличные дороги. Но я хочу сказать, что сейчас наши дороги подтянулись. По нашим дорогам хорошо ездить, начиная с октября и до весны. Потому что ремонты закончились, дороги хорошие. А по весне… И то, нельзя сейчас обижать дорожников. В Сибири – отличные дороги.

Где вы были, когда вводили систему «ПЛАТОН»? Ваше отношение к ней?

― Вы же сами понимаете, когда платишь из фрахта деньги, всегда это минус для перевозчика.

Просто вы только что похвалили дороги. А «ПЛАТОН» как раз для того, чтобы заниматься строительством. И получается, что вы как будто косвенно поддержали эту систему.

― Нет, ни в коем случае. Вы же понимаете. С тебя берут деньги. Какому человеку это понравится?

Другой вопрос, как расходуются деньги.

― Тоже верно. Где отчет? Нам не показывают, куда они идут.

Что едят дальнобойщики в пути? Разброс хотя бы. Может, по собственному вашему опыту. Может быть, лет 15 назад вы Дошираком…

― Нет, не Доширак. Работаю на Европу, у меня под кузовом был большой ящик, я всегда брал с собой картошку, макароны, консервы, газ. И сам все варил. В кабине холодильник, из дома берешь несколько банок консервов, супа, все это в холодильнике стоит.

По России и Белоруссии очень хорошая кухня, даже в Польше заходишь и ешь, у них очень хорошая кухня. В Венгрии…

В смысле – на остановках, в ресторанах?

― На стоянках, да.

А сами готовите… Я просто технологически не понимаю. На ходу? Параллельно…

― В Европе очень строго, да и у нас здесь в России, четыре часа ты отработал, час ты должен отдохнуть. У тебя же тахограф пишет все. И еще четыре часа.

И все?

― Все, стоп. «Режим труда и отдыха». Иначе на тебя штраф существует, контроль на дорогах. Они проверяют.

В Европе никаких производственных подвигов не получится? Перевыполним сталинскую пятилетку, вот это все…

― Вы же понимаете, там работа только ночью. Вот возьми ту же Польшу, с 5 до 23 в пятницу они закрывают дороги для грузовиков. Для чего? Чтобы все люди выехали на свои дачи. После 23-24 часов, надо смотреть ограничения, ты едешь до шести утра субботы. С субботы на воскресенье ты стоишь, отдыхаешь. Можешь только тронуться в понедельник, в 24 часа, доехать до места разгрузки.

Сможете ли назвать самые любимые районы или регионы России? Где то место, куда вы приезжаете, смотрите по сторонам и прям вау?

― Сибирь, тайга.

Однообразно же.

― Нет. Тайга красива по-своему. В любое время года. Весной она такая, летом – такая…

Какой маршрут у вас самый нелюбимый? Может, потому что дорога, может, потому что именно картинка отвратительная? Села, может, брошенные, покосившиеся дома…

― Это по России везде встречается. Да нет таких вроде бы, ты едешь с большим удовольствием, смотришь, как говорится, на Россию. Тяжелые дороги – когда ты переходишь с Уфы в Челябинск, вот здесь. Конечно, дорожники работают, латают эти дырки, убирают. Но там бывают выбоины, как мы их называем. И тяжелая еще дорога от Екатеринбурга до Тюмени. И от Тюмени до Омска. Вот здесь она узкая, приходится проходить зеркало в зеркало.

Дорожники работают, нельзя говорить, что вообще ничего не делается. Если ты едешь, например, с Омска в Новосибирск, то там прямая хорошая дорога.

Можно ли ездить по России и не давать взятки гаишникам?

― Не нарушай. Их же сейчас нет на посту. Раньше были самые коварные в Омске, такие нехорошие люди стояли, ой. Сейчас едешь, просто в ладоши хлопаешь.

То есть, вы коррупцию на дорогах практически не замечаете?

― Нет.

А если готовы прицепиться к чему-то, то к чему? Если вы или коллеги попадаете?

― В основном – за документы только. Оформление документов. А потом наши доблестные инспектора, надо четкую грамотную речь. Опять же, форма одежды. Если ты – культурный образованный человек, они же тоже знают, с кем они общаются. А если ты вышел в тренировочных и тапочках, то уже…

А на них действует внешний вид?

― Конечно. «А, какой-то лошок едет. Можно и потрясти немного».

Если костюм, очки, чемодан…

― Обычные джинсы, удобная обувь.

Что чувствуете за рулем фуры? Есть ли ощущение, что вы на своей громадной машине король дорог?

― Прежде всего, очень большая ответственность. По нашим правилам больше 40 тонн ты не можешь возить. Единственное что, если «сундук» ты везёшь. «Сундук» — это контейнер, тм разрешается 44 тонны. Очень большая ответственность, чтобы доставить груз без аварий, в срок. Я бы сравнил с командиром воздушного судна, е-мое.

Самый необычный груз, который вы везли?

― Необычный? Ух… Дорогой груз везли из Швеции в Томск. Как раз там прокладывали только мобильную связь, ехали с охраной, дорогостоящий был груз, несколько миллионов.

То есть, какие-то ретрансляторы…

― Все в ящиках.

Вам не говорили?

― Как? Я же должен знать, что я везу.

Несколько вопросов, которые нашел в поиске гугла. Знаете, когда пишешь «дальнобойщик» и тебе система предлагает свои варианты. При этом я абсолютно не понимаю смысл этих вопросов, тем не менее, люди эти вопросы задают. Почему дальнобойщик стучит по колесам?

― Сразу определяешь… Ну, как стучит.

Я вообще не понимаю, о чем речь.

― Не стучит, пинает. Если у тебя двухскатная резина на прицепе, маленькие колеса. Я залезал и ногой пинал, проверить, не спустило ли.

Почему дальнобойщики вешают бутылки?

― Куда? Не понял.

Не знаю.

― Это в Сибири у них мода была, они на шпильки задних колес, на полуприцепе надевали пластмассовые бутылки. Для чего – сам понять на могу.

Как дальнобойщики наказывают хамов на дорогах? Вы спокойно себе едете, у вас впереди 1000 километров. И появляется какая-нибудь легковушка, которая начинает перед вами лавировать…

― Я же говорю, у тебя за спиной 40 тонн. Притормозил, езжай спокойно дальше, отпускаешь – пусть вытворяет, что хочет.

Часто ли вы или ваши коллеги дерутся между собой?

― Да, бывает. После отдыха, например. И у нас самые драчуны, пускай не обижаются на меня, Брянск. Эти ребята любят подраться. Кто-то чего-то ляпнул, они бух – в репу.

Видимо, в Брянской области какая-то школа отдельная на этот счет.

― Это у них, как говорится, не заржавеет.

Почему дальнобойщики перестали бороться с «ПЛАТОНОМ»?

― А толку-то?

Но ведь 3-4 года назад казалось, что дальнобойщики – такая сила грозная, я помню, как и в Москву приезжали, и МКАД перекрывали.

― Вы понимаете, в основном, этим занимается руководитель. Дело водителя – сел и поехал. Если тебя руководитель просит поучаствовать, естественно, ты помогаешь. А так, я помню, горячие 90-е годы, на трассе М-1, Смоленская область, зарплату не платят. И вот врачи выходят на трассу. Вот я еду, смотрю, они подходят, с плакатами. И что толку? Там есть объезд, милиция всех в объезд пускает…

К руководству страны как относитесь?

― Положительно.

К оппозиции?

― У нас нет оппозиции. Кто?

Жириновского считаете оппозицией?

― Жириновский, как говорится, интересный человек, он тоже не просто так сидит, веселит нас. У него, конечно, интересные идеи, интересные ответы. И в основном он говорит правду.

Зюганов?

― Да вот Зюганов не знаю, коммунизмом наелись.

Явлинский?

― Нет.

А что с ним не так для вас?

― Ну какой он президент? Президент вот действительно Владимир Владимирович, он и на самолет, и в подводную лодку, и за руль КАМАЗа.

Явлинский в думу прошел… Кстати, а Навальный?

― Да нет тоже. Я же говорю, вот с моей точки зрения нет оппозиции. Кто может противостоять Владимиру Владимировичу?

А дальнобойщики на каких-то ваших встречах, на остановках, если застолье, если выпивают, но еще не дерутся. Какие разговоры и о чем?

― Разные темы. В основном о работе. На работе и о работе. «Я загрузился там, меня перегрузили, этот козел стоит на весах..».

Политика?

― Нет.

Семейные какие-то вопросы?

― Нет, никому не интересны твои проблемы.

Как правило, у дальнобойщика машина своя или арендованная? Работает на себя или на дядю?

― У кого как, у кого свой грузовик, у кого наемный, кто взял в аренду.

Как дальнобойщики ищут заказы?

― Через диспетчера.

Диспетчер – это какая-то частная структура?

― Да, логистика. Потому что они, понимаете, выступают как вроде гаранта какого-то, какой-то прокладки. Вы же понимаете, я же приехал за грузом, а они мне должны деньги. Как я с них буду вышибать? То есть, я работаю с логистом, он мне оплачивает.

Вы ему тоже платите процент?

― Да. Он свой процент берет.

Что сложнее всего в рейсе?

― Попасть в гололед.

Попадали?

― Попадал, конечно же.

Ощущения ваши? Что все, машину повело и кранты?

― И повело, и кранты. Здесь уже твое мастерство спасает, твое обучение. У меня были прекрасные учителя, мастера спорта международного класса по автоспорту. И я к ним всегда прислушивался.

Как дальнобойщик отдыхает между рейсами? Вот вы вернулись домой, супруга вас ждет. И какой у вас досуг? Сидите дома, пялитесь в телевизор, идете в театр, ведете жену в ресторан…

― Ресторан – это обязательно. Театр – не мое, я лучше схожу куда-нибудь на технические виды спорта, футбол, автогонки. А в театре я сплю. Ну, не мое это. В основном стараешься, опять же таки, день провел – хорошие отношения с начальниками ремзоны, начальником колонны, чтобы день-два дали отдохнуть.

Ремзона – это кто такие? Которые машину обслуживают?

― Да, которые ремонтники. Которые делают ТО, замену масла. Единственное, выбираешься, чтобы проверить и проконтролировать.

Как быстро можно набраться сил?

― Если тебе, вот я работал на Польшу, очень хорошие рейсы, здесь рядом. Подъезжая к Бресту уже знаешь каждую свою минуту. Чтобы не спать – начинаешь бегать вокруг грузовика, делать зарядку.

Сколько можно без сна проехать?

― Лучше этого не делать. Но в последний раз я за два дня доехал до Челябинска, это – 1800 км, это тяжело, уже в глазах черти побежали. Я же сказал, есть режим труда и отдыха. На Западе взять любое без пробок, будет 600-650 км. У нас скорость ниже, если в пробку встаешь, то километров 400-450, если ехать, соблюдая режим.

Как не спать ночь, что с собой делать, чтобы проехать ночь?

― Я беру орехи. Любые. Чтобы жевать, жвачка – нехорошо. Открываешь окна, радио на полную громкость, слушаешь «Эхо Москвы» и поешь. Если невмоготу.

Страшный сон дальнобойщика о чем? Что едете и колеса все отваливаются…

― Нет, тоже бывает, что ты вроде как педаль в пол на тормоз, а перед тобой машина. Или вскрывают пломбу тебе.

Думают ли дальнобойщики о карьерном росте и к чему стремятся?

― Стремление заработать побольше для семьи. Задумал, например, машину поменять. Или дом в деревне, вот, провел газ. Теперь надо покупать батареи, трубы…

Хорошо ли зарабатывает дальнобойщик?

― Чем больше – тем лучше. По России ставка от 4 до 6 рублей с километра.

Вам на жизнь сколько нужно в месяц минимум?

― Хотя бы от 80 до 100 за рейс.

Ничего себе. А сколько в месяц может быть рейсов?

― Смотря куда. Вот ребята ездят, и они пошли по России. Так как работаю на Сибирь, вот он выехал с Иркутска во Владивосток, грузится куда-нибудь в нашу европейскую часть. С этого приехал в Москву. Потом в Питер, потом в Ростов, потом Москва… За месяц, может, попадет в Сибирь.

Дальнобойщик, который нормально работает, не меньше 80 получает?

― Да. Но вот у меня друг есть, ему уже три месяца не платят. Он отработал, сделал рейсы, а ему оттягивают. Прокручивает фирма деньги, а ему не платит.

Кто точно не может стать дальнобойщиком? Какой набор характеристик должен быть у человека, с которым просто в профессию?

― Дальнобойщик – особая каста водителей, высокопрофессиональная, хотя недалеких людей тоже много. Это – призвание, ответственность. Душа, е-мое.

 Дальнобойщиков почему так называют?

― А даже не задумывался. Дальние рейсы, дальний бой, ты же идешь в бой.

Все, спасибо большое, супер.

― Давайте я вам историю интересную расскажу. Работаем в ассоциации международных автомобильных перевозчиков. В свое время ее возглавлял очень хороший человек, бывший министр автомобильного транспорта РСФСР. Он мне: «Николай, из Интернационального союза перевозчиков пришла бумага, едет швейцарец с гуманитарным грузом, а у него два контейнера. Прицеп в Монголию, школьные принадлежности – парты, компьютеры… И игрушки во Владивосток».

Сказано – сделано, выполняем. Я сажусь в самолет, еду в Женеву, встречаюсь со швейцарцем этим. До сих пор с ним созваниваюсь, говорит по-русски. И поехали. А у него автомобиль английский, старенький. И радиатор потек. И как раз ранняя весна, еще холодно. Находим мастерскую, снимают ребята радиатор, все делают. Он довольный, как так, в России, такие золотые руки, ребята помогли. Он не понимал: «Николай, как так? Я им от чистой совести достаю коньяк». И брат у него владелец шоколадной фабрики, угощает всех…

И вот они выпивают бутылку коньяка, по-русски сказали: «Ерунда твой коньяк, неси водку». Он говорит: «Кааак? 1800-какой-то год, как – ерунда?»

Копирайт: сайт ati.su

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *